Краеведение

 «Живёт за Байкалом писатель»

 Беседа о жизни и творчестве Г.Р. Граубина

для уч-ся 1 – 2 класса

«Поэтическое восприятие жизни, всего окружающего нас – величайший дар, доставшийся нам с детства. Если человек не растеряет этот дар на протяжении долгих трезвых лет, то он поэт или писатель»

К.Паустовский

 Сегодня 11 июня исполняется 80 лет известный забайкальский писателю и поэту Георгию Рудольфовичу Граубину.

Родился он 1929 года в селе Усть-Дая Сретенского района Читинской области. Родители его были по национальности эстонцами, «сосланными ранее на Нерчинскую каторгу» (4). «В нашем доме, — вспоминает писатель, — все говорили по-эстонски – на плохом русском общались только с соседями. Село, в котором я родился, было небольшим, тихим и незаметным, ребятишек в нём было мало. Они старательно учили меня русскому языку, и каждый день я приносил домой новые слова – и сорные, и хорошие». Вот так, в маленькой деревушке Усть-Дая, открылись для эстонского мальчика истоки русского языка.

Семья её не раз переезжала. Жили как-то и в деревне Жипковщина. Чем она запомнилась будущему писателю?  Тем, что именно там появилось его самое первое стихотворение на русском языке. А случилось это так. «В деревне моя мать устроилась продавцом магазина. Когда продавщица, которую увольняли, передавала ей магазин, она сумела обмануть мою мать на целое по тем временам состояние – на мешок сахара. В доме об этом только и говорили: всё, дескать, начинается с мелочей, с копеек, а кончается вот чем. Мне передалось возбуждение моих родителей и я «выдал» такие стихи:

Как Калашникова Маша

Прикарманила перо.

И по тройке, по пятёрке

Прикарманивала всё.

А потом на посошок

Взяла сахара мешок.

Концовки этого обличения не помню. Но эта самоделка вмиг разошлась по деревне, и Машу до тех пор донимали этими строками, пока она скоропостижно не выбыла неизвестно куда».(2)

Мальчик подрастал, жизнь была трудной:

Сначала я учился жить:

Пилить дрова, стога вершить –

Ведь недоумки, пацаны

Взрослели быстро в дни войны.

 

Я чуни шил, котлы лудил,

В тайгу за ягодой ходил,

Варил из шкуры холодец –

Такой смышлёный был малец!

 

Я, как и все мои дружки,

Пёк из мякины пирожки,

Был водовозом, печником,

А после уж – учеником.

 

Открыли двери в первый класс

Не пацаны – рабочий класс.

В войну нам не было цены…

Но лучше б не было войны!

 

В самом начале Великой Отечественной войны отец Гоши ушёл на фронт. Домой он не вернулся, семья получила извещение о том, что он пропал без вести. «Мать всю жизнь верила в чудо – вдруг откроется дверь и войдёт отец – ведь пришла не похоронка. А я писал об этом стихи. До сих пор война отдаётся во мне жестокой болью», — вспоминает поэт.

После школы Гоша пошёл учиться, но не писателя или поэта, как вы могли бы подумать, а в читинскую школу военных техников.

После окончания этой школы его направили работать на Паровозо-Ремонтный Завод. Но, если человек поэт в душе, он не может не сочинять.

И во время ночных дежурств по заводу (если не случалось никаких ЧП), Гоша до самого утра под мерный шум техники самозабвенно писал стихи.

Сначала их публиковали в местной стенгазете. Затем молодого начинающего поэта пригласили работать в молодёжную газету. Вот так он стал профессиональным писателем.

 

«От его же основной профессии осталась  любовь к затейливым электросхемам, которые на его даче сами по себе открывали и закрывали двери и фрамуги теплиц, приготавливали для полива живую и мёртвую воду. Писатель и по сей день из прикроватного пульта включает радио, телевизор, открывает форточки. А вот устройство, отмыкающее дверной замок по звонку приходящих в гости, пришлось размонтировать, — неизвестно ведь, кто стоит за дверью».

Много лет Георгий Граубин работал журналистом в газете «Комсомолец Забайкалья», вдоль и поперёк исколесил родной край. Как горит он сам:

Я ходил – колесил

По родной стороне

И в блокнот заносил,

Что запомнилось мне.

Но, чтоб записи были

Не очень сухи

Я их в рифму писал

Получились – стихи.

 

Во всех поездках по нашему краю юмор всегда был  неизменным спутником Граубина. Поэт любил показывать ребятам незатейливые фокусы с медной монеткой. «Помню, однажды приехали мы в Могзон, — вспоминает писатель Никонов В. — Тогда мы только начинали, стихи наши были «жидкими», особого внимания читателей не привлекали. И тут на сцену выходил «дядя Гоша», как окрестили его ребята. С шутками-прибаутками, со своей медной монеткой Граубин растормашивал ребят, и они валом валили на наши встречи: «Айда, ребята, дядя Гоша фокусы будет показывать!»

С 1955 года у него ежегодно выходили книжка за книжкой, бывало – по две в год.

Книги нашего забайкальского писателя получили известность по всей России и даже в других странах мира. Наш земляк встречался со своими читателями не только во всех союзных республиках, но и в Румынии, Болгарии, Финляндии. А встречи с читинскими и забайкальскими читателями с самого начала стали для него традиционными, — ни от одной из них от не отказывается до сих пор.

В 2004 году, т.е. 5 лет назад, посчитали, и оказалось, что Георгий Рудольфович Граубин написал 68 книг. Каждая книга была издана большим количеством экземпляров. И всех книг оказалось 4,5 миллиона!

Сам писатель по этому поводу говорит так: «Книжек у меня много, но я полагаю, что их у меня две: том стихов и научно-познавательная книга о природе Сибири – «Четырёхэтажная тайга».

Взгляните на выставку – сейчас мы с вами более подробно познакомимся с этими книгами. Начнём с самой первой – «Четырёхэтажная тайга». Удивительная книга — «Четырехэтажная тайга»! Написана она в прозе, но полна настоящей поэзии.

Познакомившись с ней поближе, понимаешь, что её написал человек, влюблённый в свой край и большой знаток природы Забайкалья, прекрасно умеющий читать её незримые для «непосвященных» письмена.

Чтобы написать эту книгу, писателю пришлось исходить наш край вдоль и поперёк, перечитать огромное количество разных книг, заниматься специальными исследованиями, выслушать рассказы многих людей, наблюдавших лично разные чудеса забайкальской природы. Нередко его рабочим кабинетом становился привал у таёжного костра под мохнатыми сопками с запутавшимися в ветвях звездами.

Случается, в повседневных заботах мы начинаем думать обыденно и привычно: лес как лес, гора как гора, река как река. Книга же Граубина возвращает нам чувство удивления перед природой, перед её сложной, интересной, а иногда и загадочной жизни.

«Четырёхэтажная тайга» написана для более старших детей, чем вы, читать её вам пока будет сложновато, поэтому я просто расскажу вам несколько занимательных историй, рассказанных Георгием Граубиным в этой книге.

  1. Оказывается, мы с вами живём на дне моря.

 «Я пишу эту книгу на дне моря. Я не морской житель, просто на том месте, где стоит мой город, когда-то шумело море. Здесь шумели свирепые волны и резвились гигантские рыбы. И было оно здесь не однажды – то исчезало, то появлялось снова» — так начинается эта удивительная книга. А как люди узнали, что было раньше на месте нашего города?  «Земля бережно сохранила для нас образцы растений и животных, которые заселяли её на заре возникновения жизни. И написала для нас свою автобиографию. Написала не чернилами, а костями и отпечатками листьев, ракушками, песком и илом».

Так учёные и узнали, что когда-то в древнем море жили удивительные существа – трилобиты. Они были очень разными – головастыми и безголовыми, слепыми и зрячими, некоторые из них могли ориентироваться по теплу, как нынешние змеи. У некоторых трилобитов были «выносные» глаза. Зарываясь в ил, они высовывали их оттуда на длинных стебельках и обозревали окрестности. Трилобиты дышали ногами. Кроме основных ног, у них были ещё и запасные. При помощи одних они передвигались по дну, при помощи других – плавали. Жалко, что трилобиты уже вымерли, — сейчас было бы интересно понаблюдать за ними в аквариуме.

Когда море исчезло, стали появляться другие существа – земноводные. Жили здесь в свое время и динозавры. Прошли ещё миллионы лет и им на смену пришли первые млекопитающие. До чего же странный вид имели эти первые звери – например, безгорбый верблюд с длинно-предлинной шеей. Или громадный бык с шестью рогами на голове. Бродило и такое непонятное животное: голова почти лошадиная, спина выгнута дугой, хвост короткий, ноги носорожьи, но пальцы на этих ногах оканчивались когтями.

Природа как будто пробовала различные варианты, пока не появились, наконец, животные нынешнего вида.

Но не только животные, а и растения в те далёкие древние времена росли в нашем крае другие: прекрасные пальмы, дубы и орешники.

Затем с севера пришли ледники. Наступило похолодание. Климат изменился. Не будь этого оледенения, мы бы с вами сейчас, возможно бродили по дубовым леса, отдыхали под широкими листьями пальм и лакомились в лесу грецкими орехами.

Ледники давно исчезли, а у нас всё-таки не становится теплее.

Интересно? А ведь это только первая часть замечательной книги Георгия Рудольфовича Граубина. Давайте посмотрим, а что там дальше?

Очень интересная глава посвящается сибирскому лесу.

 

  1. Удивительные растения.

Какие замечательные деревья растут в нашей тайге: национальное дерево, кормное дерево, морское дерево – такие названия дал им писатель, а всем известные их названия – лиственница, кедр и сосна.  И как же много интересного можно узнать о них из этой книги! Например, лиственница — очень крепкое дерево, почти не гниет. Дома, построенные из неё, стоят более 700 лет. А, построенные из сосны, уже через 100 лет загнивают. Зато из сосны делают почти все мачты на парусных судах. Никакое другое дерево для этого не подходит.

 

Наши с вами прабабушки заказывали и покупали шкафы и сундуки для хранения одежды только из кедра. Оказывается, в  них никогда не заводится моль.

Деревья могут отправиться в поход, они воюют между собой. Деревья, как и люди, болеют. У них тоже целый набор различных болезней, даже рак бывает.

 

Ещё одна любопытная глава в книге называется «О лесном молоке и болотном хлебе».  Да-да, именно так: в лесу можно найти молочко, а на болоте – хлеб!» Писатель рассказывает о том, что пищу в лесу можно найти всегда – и осенью, и весной, и даже зимой. Нужно только знать, как это сделать. Кое-что, я думаю, вы тоже знаете. Вспомните, какие съедобные растения вы знаете? (ответы детей)

 

Георгий Граубин раскрывает нам в этой главе забытые, утерянные секреты наших предков:

 

— из кедровых орешков можно получить молоко и масло;

— повилика даст крупу для каши или супа;

— из корней камыша можно сделать муку;

— Иван-чай можно использовать целиком: из листьев заваривать чай, корни можно есть, если их отварить, молодые листики вкусом напоминают капусту;

— корни лопуха кушают вместо овощей, если их поджарить – получим кофе;

—  корни сараны пойдут на десерт, вместо сладкого.

 

Заварить чай в тайге можно в любое время года. Летом и осенью — это душица, чабрец, мята, листья смородины, малины, земляники. Зимой можно использовать чагу – березовый гриб, листья бадана, убитые морозом.

 

Зимой в лесу тоже можно поесть — едят олений мох – ягель. Его вываривают до состояния желе, потом употребляют в пищу.

 

  1. Удивительные животные.

 

Всем известна забавная сказка про теремок. Сколько там зверей уместилось, а, главное, таких, которые никогда бы не смогли ужиться рядом, — например, заяц и лисичка-сестричка.

 

Тайга – это тоже терем, только очень больших размеров. Кто в таёжном тереме живет, как в этом тереме живут, мы можем узнать в той части книги, которая называется «Зоопарк наоборот».

 

Кого тут только не встретишь! Одних только хищников в нашей тайге обитает целых 32 вида. Назовите, кого вы знаете.

 

(Подробнее рассказать о волке (с. 243 – 250), показать иллюстрации)

 

Живёт в тайге и богатая семейка: она носит самые роскошные, самые дорогие меха. Это соболь, ласка, горностай, куница.

 

Кроме богатой, есть рогатая семейка – это олени. Самый большой из  них – лось, в Забайкалье его называют сохатым, а самый маленький – кабарга, ростом она с игрушечную лошадку.(показать ил. Живут у нас также косули и северные олени. И все они особенные и неповторимые. Например, у северного оленя есть косточка в сердце, и никто из ученых пока не выяснил, зачем она ему. А у оленя-малютки есть клыки, как будто он хищный зверь, у самцов кабарги на брюхе есть железа, содержащая особое вещество — мускус. Он очень ценится человеком, но ученые пока ещё ломают голову, какую роль она играет в жизни кабарги.

 

Но мир тем и интересен, что полон тайн. Ко многим их них, хранимым сибирской тайгой и её обитателями вы можете прикоснуться благодаря замечательной книге Граубина «Четырёхэтажная тайга».

 

 

«Мечтаю закончить третью книгу – об истории Забайкалья. Над ней сейчас и работаю» (2). Георгий Рудольфович сказал это в 1989 году. А сейчас мы с вами можем взять с книжной полки и прочитать эту третью книгу. В 1993 году она вышла в Восточно-Сибирском книжном издательстве под названием  «Серебряный капкан». Очень интересная книга, но, она, опять же, предназначена для взрослых.

 

А как же дети? Или им предназначены только стихи? И вот, в 2003 году Граубин  снова нас удивил — была издана не совсем обычная книга – книга для чтения в начальной школе, называется она «Наша малая родина» (показать). Книга издана очень красочно и нарядно. Состоит из коротких рассказов. Писатель рассказывает в ней детям самое интересное о природе нашего края и его истории. Критики  назвали её настоящим «Учебником по краеведению».

 

И, наконец, самая многочисленная группа книг, из представленных на выставке, – это стихи для детей.

 

Вот некоторые из них: «Причёски без расчёски», «Приглашение в гости», «Косолапый музыкант», «Незнакомые друзья», «Говорящие каракули».

 

У Георгия Граубина вышла единственная книга стихов для взрослых. Все последующие многочисленные книги адресованы детям. Как случилось, что он стал детским поэтом? У Граубина это произошло при самых неожиданных обстоятельствах. Маленькая дочка Алёнка потрогала  приёмник и серьёзно заявила: «Мама, радио уже сварилось!» Так родились строчки:

 

Что такое приключилось?

Наше радио сварилось.

 

«Я вдруг «впал в детство» и стал писать стихи для детей»,- рассказывал поэт, — «Это доставляет мне истинное удовольствие. Может быть, потому, что я всё время дружу с ребятами, и они запросто приходят ко мне. Или это выливается наружу замороженная в детстве радость жизни?»

 

Очень любит поэт писать о природе. Замечает, примечает все интересное:

 

Подошла к ручью лосиха,

Посмотрела свысока:

Больно мелкий, больно тихий,

Можно выпить в два глотка.

 

Муравей возился долго,

Из хвоинок строил плот:

  • Это Лена или Волга?

Вот бушует, вот ревёт!

 

Но больше всего он любит писать о детях. И почти каждое его стихотворение – это маленький рассказ, остроумный и веселый. (5)

 

 Собачьи прогулки

 

Квартиры городские –

Тепло, покой, уют!

Домашние собаки

Прекрасно в них живут!

 

За ними наблюдая,

Заметил я давно –

У них, у безработных,

Забот полным-полно:

 

Ворон облаять надо,

С балкона поскулить,

Хвостом вильнуть соседям,

Котов чужих позлить.

 

А видел ты, как важно

В рассветные часы

Своих хозяев сонных

Гулять выводят псы?

 

На поводках, цепочках,

В жару, в мороз, в метель

Уводят их собаки

За тридевять земель.

 

Они потом хозяев

Весь день с работы ждут,

А вечером их снова

Прогуливать ведут.

 

— Наоборот, быть может?

— Нет, сам ты посуди:

Тогда зачем бы люди

Тащились позади?

 

Поэт всякий раз находит забавный, неожиданный сюжетный поворот.

 

Я спросил у малыша:

-Это что за буква?

— Ша.

Узнаю её везде,

Где она встречается.

— Ну, конечно, ведь с неё

Школа начинается!

 

Опустил он очи долу

И потупил взгляд:

— Дядя, я ведь не про школу,

Я – про шоколад!

 

Собака и автомобиль

 

Барбос деловито

Облаял трёхтонку

И, взвизгнув сердито,

Помчался вдогонку.

 

Стрелой по дороге

Машина умчалась.

Собака в восторге:

— Ага, испугалась!

 

«Вежливый» внук

 

Бабка противень достала,

Разломила пирожок.

Внуку ласково сказала:

— На, отведай-ка, дружок! –

Дед заметил недовольно:

— Вот невежливый какой.

Что сказать при этом надо? –

Внук ответил:

— Дай другой.

 

Страдалец

 

Борька очень страдает,

Борька громко рыдает.

Я спросил первоклашку:

— Ты рыдаешь о чём?

Он, краснея, ответил:

— Время быстро промчится,

Мне придётся жениться,

А не знаю, на ком.

 

Читаешь стихи Граубина, и, чувствуешь, что они пронизаны любовью к детям и доброй улыбкой.

 

Не мог поэт обойти своим вниманием и такую благодатную тему, как школа. В его стихах о школе – «жизнь просто кипит – и серьезная, с уроками и экзаменами, с дружбой и недолгими ссорами, и весёлая – со смешными проделками, забавными приключениями». Можно создать целый школьный день на основе этих стихов. Давайте попробуем показать кусочек такого дня.

 

Учитель: Миша, объясни, пожалуйста, почему ты не был вчера на занятиях?

 

Миша:        Я торопился на урок,

Но около ворот

Мою дорогу пересек

Зловещий черный кот.

Я знал, что это не к добру,

Свернул в соседний двор,

Нырнул в какую-то дыру

И штурмом взял забор.

Я обманул кота.

Ура!

Но я понес урон:

На пиджаке моем дыра

И пятна с трех сторон.

Я поплатился пиджаком,

Зато обрел покой!

К тому ж до школы прямиком

Теперь подать рукой.

Поспешно двигаюсь вперед,

Еще один рывок…

 

Но тут вторично дерзкий кот

Дорогу пересек.

Я, словно заяц, стал петлять,

Чтоб след свой замести.

Но в переулке он опять

Попался на пути!

Я делал петли, шел в обход,

Я полз, жару кляня.

И каждый раз поганый кот

Отыскивал меня!

 

Тянулась эта канитель

Почти что целый день.

Я потерял пиджак, портфель,

И кепку, и ремень.

Мать больно уши надрала,

А дед вкатил ремней…

Примета правильно была,

Не зря я верил ей!

(«Верная примета»)

 

  • урок. География.

 

Учитель: Где находится наш город?

 

Ученик:        Мою Читу на карте

И без очков видать

Дойдете до Урала,

Оттуда до Байкала,

Оттуда до Читинки,

А там рукой подать.

(«Приглашение в гости»)

 

А на какой широте и долготе находится наш город?

 

Ученик:       Я живу

На самой длинной

Долготе:

За Байкалом,

В славном городе Чите.

Широка у нас в Чите и широта:

Этим тоже отличается Чита.

Удивляет новичков

Такая ширь:

Больше Франции

Восточная Сибирь.

(«Чита»)

 

Назовите особенности климата Забайкалья.

 

Ученик:        На юге ветры смирные,

Ветришки, не ветра.

Там солнце… жирное

И потому – жара.

В Сибири солнце тощее

И потому – снега,

Свирепо и заносчиво

Беснуется пурга.

 

Ученик:        Знаю я не понаслышке

О сибирской стороне:

В ней приветливой не слишком,

Довелось родиться мне.

Климат очень там серьезный:

То метели, то жара.

И морозы поморозней,

И поветреней ветра.

 

Но в любой ее глубинке,

Где дорогам всем конец,

Есть всегда своя теплинка –

Доброта людских сердец.

 

Переменка. Инсценировка стихотворения «Ломоносов бы сказал…»:

 

Интерес к торговле вырос

У коммерческих светил.

Потому торговый вирус

Нашу школу поразил.

Не дождутся переменки

Молодые бизнесменки.

И не чают в ней души

Молодые торгаши.

Переменка наступила,

Вместе с нею – благодать.

Тот продал, а та – купила,

Чтоб другим перепродать

Не диковинную штучку,

Не заморский дефицит,

А простую авторучку,

Что не пишет, а скрипит.

Предлагает Вася жвачку,

Стас шпаргалки продает.

Ким – решенную задачку,

Но валютою берет.

Между партами шныряет

Второгодник Иванов.

Легковерным предлагает

Рваный лоскут от штанов.

  • Их носил сам граф Суворов,

В них он Альпы штурмовал.

А потом их дикий боров

На охоте изодрал.

У девчонок есть в продаже

Чуть не каждый божий день

Пудра, лак, духи и даже

Натуральный крем Жень-шень.

Продается, между прочим,

Даже знание того,

Что пылится вдоль обочин

И не стоит ничего.

 

  • От учебы толку мало –

Ломоносов бы сказал, —

Если в школе барахолка,

А не разум правит бал.

 

2 Урок. Экология. Тема: Природа и люди.

 

Учитель:     Расскажите о взаимоотношениях человека и природы.

 

Ученики:     Древний мастер спасибо сказал пауку,

Подглядев, как тот сети вязал на суку.

Мастер тем же манером связал невода,

И впервые людей накормила вода.

 

Не имел первый трубник семи пядей во лбу:

Подсказало дупло, как изладить трубу.

 

Скорлупа, что и тонкой и крепкой была,

Научила как правильно класть купола.

 

Разгадал человек стрекозиный секрет.

И уже вертолет появился  на свет.

 

А летучая мышь осчастливила нас –

Помогла сконструировать радиоглаз.

 

Все в природе продумано, все по уму.

От нее научились мы кое-чему.

А природа – не знаю, как это понять, —

Ничего не смогла у людей перенять…

 

Учитель:      А что интересного у нас в Сибири?

 

Ученик:       Сибирские синие кедры

На горных вершинах растут,

Где дуют свирепые ветры,

А холод особенно лют.

В горах, где бушуют метели

И громы гремят в вышине,

Не выжить березе и ели,

Не выстоять слабой сосне.

Лишь синие-синие кедры

В колючих накидках стоят,

Обутые в темные гетры,

В колючих накидках до пят.

 

Учитель:  А какая здесь связь с человеком?

 

Ученик:        Кормильцем для сибиряков

Был синий кедр спокон веков.

Годны его орехи

Не только для потехи:

Зальешь орешки кипятком –

И ты с кедровым молоком,

А выжмешь – будешь с маслом,

Ореховым, прекрасным.

 

Ученик:        Нас исцеляет от цинги

Своим напитком хвойным.

Когда война, как хутора,

Испепеляла страны,

Его бальзамом доктора

Излечивали раны.

 

Ученик:         Он нам дает карандаши,

Рисуют ими малыши.

 

Ученик:        Гагарин космос покорил.

И что ни говорите,

Не зря «Я – Кедр» он говорил,

Летая по орбите.

Пусть каждый будет добр и щедр

В своих дорогах длинных,

Как наш прекрасный синий кедр,

Растущий на вершинах.

(Цыден-Жап Жамбиев «Синие кедры» пер. с бур.)

 

Переменка. Инсценирование стихотворения «Нелегко им, нелегко»:

 

Устаем на уроках. А Вовку и Генку

Утомляет игра, что идет в переменку.

Чехардой и борьбой так себя изнуряют,

Что не пишут потом, а пером ковыряют

 

Убиваются так на большой перемене,

Что идут на урок чуть не в мыле и в пене,

Чехарда и борьба из них выжала соки.

  • Ничего, — говорят, — отдохнем на уроке.

 

Развалившись за партами, сил наберутся.

Поиграют еще, а потом раздерутся.

Все с уроков вприпрыжку бегут, как газели.

А они ковыляют домой еле-еле.

 

Ранцы в угол бросают и плачутся оба,

Что до ручки опять довела их учеба.

 

Урок 3. Русский язык.

 

Учитель: Давайте проверим домашнее задание. Какие падежи вы знаете?  Лежебокин!

 

Ученик (встает, опускает голову, молчит)

 

Учитель:       — Лежебокин!

А ну-ка, расскажи,

За что так ненавидишь ты,

Не любишь падежи?

Давным-давно все школьники

Их знают назубок.

Их за два года выучить

Лишь ты один не смог.

 

Лежебокин (рассерженно):

 

  • В том не моя вина.

Пусть им сперва ученые

Изменят имена.

 

Ведь я падеж творительный

Нарочно не учу:

Трудиться,

А тем более

Творить

Я не хочу.

 

Такой падеж, как дательный,

Я с детства не терплю:

Давать,

Делиться чем-нибудь

С друзьями не люблю.

 

Предложный ненавижу я:

Чтоб не учить урок,

Приходится придумывать

Какой-нибудь предлог.

 

А на падеж винительный

И вовсе я сердит:

Отец во всякой шалости

Всегда меня винит.

 

Учитель:       — Да, переделка, кажется

Серьезная нужна.

А сам бы смог ты новые

Придумать имена?

 

Лежебокин:      — Давно придумал:

Взятельный,

Грязнительный,

Лежательный,

Грубительный,

Ленительный,

И, наконец,

Простительный!

(«Ленительный падеж»)

 

Учитель: К этому уроку вы должны были найти в стихах Граубина слова,

которых нет в словарях русского языка.

 

Ученик:       СВЕТЛОБУС.

Соседский мальчишка

Пришел мне сказать,

Что солнце Светлобусом

Надо назвать…

(«Светлобус»)

 

Ученик:       ГРАЖДАНЯТА.

Утром с видом важным

Куда-то семенят,

Держась за взрослых граждан,

Ватаги гражданят…

(«Гражданята»)

 

Ученик:        ЖВАЧКАТЬ.

В классе гул стоит негромкий,

Словно в нем жужжит мошка.

Это жвачку на уроке

Все жуют исподтишка.

(«Сила привычки»)

 

Ученик:        КАНИКУЛЯРИЯ.

В стране каникулярии

Неделю или две

Всем детям разрешается

Ходить на голове…

(«Каникулярия»)

 

Перемена.

 

  1. Инсценирование стихотворения «Кинушка»:

 

Повезло вчера Илюшке:

В интересной был кинушке.

Все заныли:

— Удружи,

Нам ее перескажи.

 

— Значит так:

Выходит граф,

А бандит в него пиф-паф!

Обуял графиню страх

И она в него бабах!

Тут влетел какой-то дух

И в графиню эту бух!

А из ближнего куста

Кто-то в духа тра-та-та!

Все откинули копыта,

Мебель в доме перебита –

До чего же фильм смешной!

Получил я кайф большой.

 

 

  1. Инсценировка стихотворения «Волшебная нитка»:

 

Появились бородавки

У Славки.

Бабка ниткой обвязала,

Сказала:

— До рассвета не снимай

Эту нитку.

А наутро закопай

Под калитку.

Нитку ту мы глубоко

Закопали.

И у Славки бородавки

Отпали.

 

4 урок. Классный час.

 

Учитель: Тема нашего классного часа сегодня – защита проектов-фантазий.

Я надеюсь, что ваши проекты будут интересными. Оценивать ваши

проекты будут ваши же товарищи. Кто начнет первый?

 

Ученик:         Друзья сладкоежки!

Мне хочется

Побольше доставить вам радостей.

И я создаю для вас общество

Прилежных любителей сладостей.

 

Бумаг-заявлений не надо,

Им общество наше не радо.

Намного авторитетнее

Цветные обертки конфетные.

 

Они – основание веское.

Представь их – и все в порядке.

Наши билеты членские –

В виде большой шоколадки!

 

Всесильны эти билеты:

По ним хоть куда пропустят.

Любой продавец конфеты

Без очереди отпустит.

 

Кто съест больше всех конфет –

Тот будет в стихах воспет.

 

Ученик (насмешливо):  Вступайте, пожалуйста, дети!

Запись – в зубном кабинете.

(«Общество любителей сладостей»)

 

Две ученицы:       А мы с Мироновой Ирой

Будем рассуждать об антимире.

 

— Школяры там сидят под партой,

А гуляют по потолку.

 

— По указке там водят картой,

Пишут досками по мелку.

 

— Задом движутся наперед:

Все в том мире наоборот!

 

— А грамматика там такая:

Точкой числится запятая.

 

— Восклицание, что вопрос.

 

— Ставь, где хочется, перенос.

 

— На уроках грызи пломбир –

 

Обе вместе:          — Позволяет все антимир!

 

Ученик:        Я гипотезу подтверждаю

О таинственном антимире,

Потому что недавно был я

В школе номер двадцать четыре.

Как не верить мне чудесам:

Я все это там видел сам!

 

Учитель: А ты что, Баклушкин, сидишь над тетрадкой,

глядишь в потолок и вздыхаешь украдкой?

 

Баклушкин:      — Как жалко,

Что люди из двоек покуда

Еще не придумали вкусного блюда!

Вот если б их можно извлечь из тетради

И сделать на завтрак колы в маринаде!

Колы в маринаде с чернильным сиропом!

Сушеные двойки с петрушкой!

С укропом!

Моченые тройки!

Плохие оценки

С изюмом, с черникою с пенкой, без пенки!

Я б их насолил,

Наготовил в томате

Принес и промолвил

— Родители, нате!

Отец бы тогда мне не бросил упрека,

Что я убежал со второго урока.

А мать не сдержала бы радостных слез:

«Ну вот, наконец, и кормилец подрос!..»

 

Учитель:          Чего-то еще не хватает в меню.

Может добавим?

 

Ученики:       —   Моченую розгу с соленым сиропом.

  • Сушеную палку с крапивным укропом.
  • Веревку по-русски.
  • Ремень по-кавказски.
  • Березовый веник дубовой закваски.

(«Мыслитель Баклушкин»)

 

Учитель: Вот и закончились наши уроки, и закончились переменки,                    проведенные с помощью замечательного детского читинского поэта Георгия Рудольфовича Граубина.

 

Заключение

 

Георгий Рудольфович Граубин – удивительный человек. За свою жизнь он успел столько, что иному и трёх жизней для этого не хватит. Он пишет стихи и прозу. Многие его стихи положены на музыку. Среди них есть и песня, посвященная городу Чите.

 

Он изучает природу родного края и его историю, на основании собранных сведений создаёт замечательные, увлекательно написанные книги. Занимается многогранной общественной деятельностью. И находит время для путешествий по миру. Да-да, кроме всего прочего, он ещё и  путешественник-исследователь! Наш знаменитый земляк побывал во многих странах Африки, Европы и Азии.

 

По его предложению и первоначальной разработке ежегодно проводится общегородской праздник «День города». (2-3)

 

Георгий Рудольфович Граубин – человек очень гостеприимный и всех своих читателей он непременно пригашает к себе в гости:

 

Девчонки и мальчишки!

Зачем прощаться в книжке?

Я лучше на прощальный

Обед вас приглашу.

Прошу приехать в среду

К прощальному обеду.

Куплю большой пирог я

И дичи натушу.

 

Как до меня добраться?

Да просто в путь собраться

И трогаться в дорогу,

Оказии не ждать.

Дойдёте до Урала,

Оттуда до Байкала,

Оттуда до Читинки,

А там рукой подать.

 

В Чите мой дом покажут,

А заодно подскажут,

Как проще и прямее

Пройти к нему пешком:

Три улицы налево,

Четырнадцать направо,

Пятнадцать улиц прямо

И двадцать прямиком.

Потом опять свернёте,

Дорогу переёдёте,

Пересечёте площадь,

А там рукой подать.

 

Итак, я жду вас в среду

К прощальному обеду,

Ведь мы договорились,

Я буду очень ждать!

 

(«Приглашение в гости»)

 

А от себя я хочу добавить:

 

Девчонки и мальчишки!

Берите в руки книжки,

Читайте — наслаждайтесь,

Читайте – удивляйтесь.

Всегда вам очень рады,

Ну, а сейчас – пока!

 

Список использованной литературы:

 

  1. Энциклопедия Забайкалья: Читинская область, т. 2. – Новосибирск: «Наука». – 2004. – С. 265.

 

  1. Литераторы Забайкалья. – Чита. – Читинская областная библиотека им. А.С. Пушкина. Сектор краеведческой библиографии. Читинская писательская организация. – 1989. – С. 48 – 52.

 

  1. Н. Федоров. Г.Р. Граубин. — Литературная Сибирь. – Иркутск. – 1970. – С. 290 – 293.

 

  1. В.Никонов. Крылья Пегаса. – Чита: Поиск. – 1998. – С. 85 – 90.

 

  1. Георгий Рудольфович Граубин. Библиографический указатель (к 75-летию со дня рождения). – Чита. – Читинская областная библиотека им. А.С. Пушкина. Сектор краеведческой библиографии; сост. Т.А. Жвакина, ред. Н.С. Ленкова. – 2-е изд., испр. И доп. – Чита: Забтранс. — 2004.

 

 

  1. Георгий Рудольфович Граубин. Библиографический указатель к 60-летию со дня рождения. — Читинская областная библиотека им. А.С. Пушкина. Сектор краеведческой библиографии. Читинская областная детская библиотека. – Чита. – 1989.

 

  1. Н. Федоров. Г.Р. Граубин. — Литературная Сибирь. – Иркутск. – 1970. – С. 290 – 293.

 

  1. Г.Граубин. Четырёхэтажная тайга. – 1995.

 

  1. Кивлева. А мы по Граубину учимся!

 

  1. Сборники детских стихов Г.Р. Граубина.

 

  1. Я.Базилевский. По жизни с улыбкой// Забайкальский Рабочий. – 2004. — № 87. – 11 июня. – С. 6.

 

 

 

 

 

 

 

Список возможных иллюстраций:

 

  1. Манул – Муравейник. – 2006. — № 1. – с. 3 обложки.
  2. Соболь – Муравейник. – 2009. — № 5. – с. 3 обложки.
  3. Глухарь – Муравейник. – 2009. — № 5. – разворот.
  4. Рысь – Муравейник. – 2003. — № 7. – с.1 обложки.
  5. Лиса – Муравейник. – 2003. — № 1. – с.1 обложки.
  6. Медведь – Муравейник. – 2008. — № 11. – с.1 обложки.
  7. Белка – Муравейник. – 2005. — № 10. – с.1 обложки.
  8. Волк – Муравейник. – 2003. — № 2. – с.1 обложки.
  9. Волк – Муравейник. – 2004. — № 11. – разворот.
  10. Северный олень – Муравейник. – 2007. — № 8. – с.2 обложки.
  11. Косуля – Муравейник. – 2009. — № 1. – с.3 обложки.
  12. Росомаха – Муравейник. – 2008. — № 8. – с.2 обложки.
  13. Косуля – Муравейник. – 2009. — № 2. – с. 10 – 11.
  14. Горностай – Муравейник. – 2003. — № 10. – с.1 обложки.

 

 

Геология ДЭ:

 

  1. опечатки древних растений в горных породах — с. 464.
  2. звери палеогена и неогена – с. 492 – 493.

грамота змей